Постановление ЦК КПСС от 5 марта 1940 года о расстреле польских военнопленных

О. Юзеф Дембиньски

Беспрецедентным случаем геноцида надлежит считать преступное постановление советских властей от 5 марта 1940 г. о расстреле польских военнопленных. Идея была представлена И.В. Сталину комиссаром внутренних дел Л. Берией и впоследствии поддержана членами ВКП(б). Согласно постановлению, под расстрел попали 14736 военнопленных, находящихся в так называемых специальных лагерях НКВД, а также 10685 поляков, находящихся в тюрьмах на территории Западной Украины и Беларуси. Этот феномен зла в отношении к польской интеллигенции был анти-польским комплексом Сталина в ответ за 1920 г., тем более, что по мнению Политбюро ВКП(б) польские офицеры были "контрреволюционными врагами СССР". Расстрел польских офицеров должен был убедить III Рейх в том, что СССР не планировало использовать II Речь Посполитую для анти-немецких действий.
Существует также предположение о скоординировании Катынской трагедии с похожей акцией, проведенной эсэсовцами в тот же период в Генеральной Губернии, в результате которой были арестованы и отправлены в лагеря тысячи польских граждан, в том числе - 183 профессора и доцента в Кракове, а также 25 профессоров во Львове, которые впоследствии были расстреляны на Вулецких горах. Об этом свидетельствуют также три конференции НКВД и гестапо, целью которых было не только уничтожение польской конспирации, а развитие сотрудничества в сфере планирования геноцида польского народа. Первая конференция по сотрудничеству немецких и советских служб безопасности состоялась 27 сентября 1939 г. в Бресте над Бугом. Она была посвящена деятельности обеих спецслужб по борьбе с польской оппозицией и диверсией. Вторая конференция состоялась в конце ноября 1939 г. в Пшемысле (Перемышль) и касалась обмена военнопленными и перемещения населения. Однако наиболее кошмарная в своих последствиях была III методическая конференция НКВД и гестапо, состоявшаяся 20 февраля 1940 г. в г. Закопане. Немецкую делегацию возглавил Адольф Эйхманн, а советскую - Григорий Литвинов. Принятые во время этой конференции постановления оказали чрезвычайно серьезное влияние на методы совершенного на польском народе геноцида.
Вне сомнения, у истоков постановления Политбюро от 5 марта 1940 г., подписанного Сталиным, Ворошиловым, Молотовым, Микояном, Калинином и Кагановичем был пакт Молотова - Риббентропа от 23 августа 1939 г., а впоследствии - договор о дружбе и границах между СССР и Германией от 28 сентября 1939 г., установивший сферу влияний и границы государств, санкционировавший тем самым IV раздел Польши. Согласно дополнительному протоколу к этому трактату, оба правительства обязались уничтожить фундамент польской государственности. В этом и есть главный повод уничтожения польской офицерской кадры. Военнопленные Козельска, Старобельска и Осташкова были интеллектуальной военной элитой страны, готовой приступить к борьбе за возвращение независимости своей Родины. Поэтому 19 сентября 1939 г. Берия издал указ о создании комитета по делам военнопленных НКВД и о селекции польских офицеров из массы задержанных в общем количестве - 230 000 польских пленных. Дальнейшие распоряжения по поводу раздела пленных были изданы 1 октября 1939 г. шефом комитета П.К. Сопруненко. 3 октября 1939 г. Л. Берия издал указ о создании трех специальных лагерей - Старобельск, Козельск, Осташков. Сюда в декабре 1939 г. по распоряжению Л. Берии были направлены группы следователей НКВД. Результаты следствия были переданы для дальнейшего рассмотрения специальному комитету НКВД и послужили предлогом для принятия новых решений в отношении военнопленных. Свою работу следователи закончили на рубеже февраля и марта 1940 г.
Судьба военнопленных Осташковского лагеря, находившегося в помещениях древнего православного монастыря на о. Столбны (Калининская обл.), в котором 16 марта 1940 г. пребывало 6360 военнопленных, в том числе - 6013 поляков, была решена уже в январе 1940 года. В течение следующих недель та же участь постигла:
- военнопленных Козельского лагеря (250 км на юго-восток от Смоленска), находившегося на территории монастыря Оптинской обители (1 апреля 1940 г. в лагере находилось 4599 военнопленных);
- военнопленных Старобельского лагеря близ Харькова, который, как и два предыдущие, был расположен в здании православной семинарии (1 апреля 1940 г. в лагере находилось 3893 военнопленных).
По сведениям П.К. Сопруненко от 28 февраля 1940 г., офицеров в Козельске и Старобельске было: 8175 поляков, 160 евреев, 23 белоруса, 12 немцев, 9 литовцев, 1 болгарин, чех, грузин, латыш, венгр. После постановления Политбюро ВКП(б) от 5 марта 1940 г. начались интенсивные приготовления к акции "разгружения" специальных лагерей, которым предшествовали заседания членов центрального аппарата НКВД с участием руководителей областных отделов НКВД в Харькове, Калинине и Смоленске и комендантов трех лагерей. Указ о начале операции уничтожения польских военнопленных был издан в последних числах марта 1940 г. Первые "списки смерти" военнопленных Осташковского лагеря Сопруненко подписал 1 апреля 1940 г. Расстрел польских военнослужащих начался 4 апреля 1940 г. Поездами их отвозили из Сорога в Калинин (Тверь), где в погребах участка НКВД они были расстреляны, после чего машины вывозили их тела в лес близ поселка Медное. Общее число убитых - 6287 человек. Ликвидация военнопленных в Старобельске началась 5 апреля 1940 г. Поездами их отвозили в Харьков, где в погребах участка НКВД они были расстреляны, а тела вывезены на территорию IV квартала Лесного парка под городом. Общее число расстрелянных - 3869 человек (15 могил). Офицеры-военнопленные из Козельска были отправлены поездами в Гнездово, откуда тюремными автобусами их перевозили в Катынский лес, где они были расстреляны над свежо выкопанными могилами. Первый поезд из Козельска выехал 3 апреля 1940 г., а общее число расстрелянных составило 4004 человека (8 могил). Из всех 3 лагерей уцелело 395 человек (иногда говорят о 449), которые были перевезены в лагерь Павлищев Бор близ Калуги, а спустя некоторое время - в Грязовец над Волгой. Практически одновременно, т.е. с 20 апреля 1940 г., начались расстрелы пленных, находящихся в тюрьмах НКВД, где погибло 7303 человека. Таким образом, после принятого 5 марта 1940 г. постановления ВКП (б) было расстреляно 21 857 польских военнослужащих и пленных.
Эксгумацию гробов военнопленных в Катынском лесу совершила немецкая айнзацкоманда в 1943 г., создавшая специальную комиссию во главе с проф. Герхардом Бутзом. На официальное открытие мест захоронения пришлось ждать 50 лет. До сих пор неизвестно место захоронения 7 000 польских военнопленных, расстрелянных на Украине и Беларуси. Лишь в заявлении ТАСС 13 апреля 1990 г. власти СССР взяли на себя ответственность за Катынскую трагедию, совершенную НКВД в результате постановления Политбюро ВКП (б) от 5 марта 1940 г. Два года спустя Польша получила 17 томов актов, связанных с Катынской трагедией. С 1991 г. продолжались эксгумационные работы на всех трех кладбищах польских военнопленных, расстрелянных НКВД в 1940 г., завершенные открытием и освящением памятников (24 декабря 1994 г. нарезные камни освятил Святейший Отец Иоанн Павел II) с участием высокопоставленных лиц Польши. Однако виновники трагедии никогда не ответили за совершенное преступление.
С этой трагедией связано немало примеров юридической перверсии, первый из которых принадлежит комиссии Николая Бурденко в 1944 г., в состав которой не вошел ни один нейтральный наблюдатель, не говоря уже о поляках. Юридические перверсии были совершены также западные страны, союзники Польши во время II мировой войны. Вне сомнения, англичане и американцы уже в начале 1940-х гг. располагали проверенной информацией по поводу совершенного НКВД преступления, но предпочли занять позицию "умолчания дела", которой придерживались также во время Нюрнбергского процесса (1945-46 гг.).
Можно бы сказать, что после завершения II мировой войны, несмотря на все попытки реабилитации своей позиции, власти западных государств так и не смогли привести к справедливому рассмотрению Катынской трагедии. Следствие, начатое в 1993 г., было закрыто уже в 1995 г. В течение 1990-х годов и заканчивая 2004 г. Российская Федерация, преемница СССР, несущая моральную и юридическую ответственность за совершенное преступление, так и не смогла завершить свое следствие. И лишь в конце 2004 г. польское следствие было возобновлено Институтом Народной Памяти Польши. Его целью есть не только судебное завершение дела (если, естественно, остались в живых палачи НКВД), а прежде всего всестороннее рассмотрение дела.

"Niedziela" 10/2005

ИЗДАТЕЛЬ: КАТОЛИЧЕСКИЙ ЕЖЕНЕДЕЛЬНИК "NIEDZIELA", УЛ. 3 МАЯ 12, 42-200 ЧЕНСТОХОВА, ПОЛЬША
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР: О. ИРЕНЕУШ СКУБИСЬ • E-MAIL: redakcja@niedziela.pl